Assign modules on offcanvas module position to make them visible in the sidebar.

                                 Питомник немецких овчарок "Самараланд"        zvonok2    тел.: 8 (846) 221-92-22, 8-903-301-42-22    

Как только удается улучить свободную минуту в промежутках между управлением собственной компанией, деловыми встречами и заседаниями Торгово-промышленной палаты, Лев Александров отправляется в Овраг Подпольщиков. Там в питомнике "Samara Land" его ждут 40 немецких овчарок. И хотя для человека не сведущего все питомцы могут показаться "на одно лицо", Александров прекрасно в них разбирается, наизусть помнит родственные связи, заслуги и победы каждого. Недаром на выставки и соревнования возит овчарок сам. "Навигатору" Лев Александров устроил экскурсию по своим владениям, рассказал о себе, своем уникальном питомнике и благородных питомцах.

Наталья ЛУКАШКИНА,
"Навигатор"



После того, как первую собаку гендиректора "Самарамебели" выставили с ринга,
он создал лучший в России питомник немецкой овчарки "Samara Land"

"Теперь могу немного отдохнуть"
- Многие считают разведение породистых собак прихотью богатых бизнесменов. Как лично вы относитесь к своему делу?
- Для меня это совсем не прихоть. Возможно, кто-то предпочитает вкладывать деньги в картины, кто-то - в дорогие машины. Но мне нравится заниматься собаками. Я даже не могу назвать это своим хобби. Это моя жизнь. Ведь овчарки как дети, за которых я взял на себя всю ответственность. Просто так их уже не бросишь, никому не перепоручишь. Заниматься с ними нужно каждый день.

- Как звали вашу самую первую собаку, помните?
- Конечно. Его звали Рекс, и он был смесью дворняжки с немецкой овчаркой. В детстве я очень мечтал иметь свою собаку. И как-то школьный товарищ подарил мне щенка. Его собака, немецкая овчарка, где-то с кем-то согрешила и родила щенят. Один из них и достался мне. Рекс был почти не похож на овчарку. Весь лохматый, с висящими ушами, как обычная дворняга. Да и по характеру был не особо послушным. Все-таки дворовые корни сказывались. Но я его все равно очень любил.

- Как родители отнеслись к собаке?
- Родителей у меня нет, я жил с дедушкой и бабушкой. И они очень хорошо восприняли Рекса. Я родом из села Кротовка Кинель-Черкасского района. У нас там был довольно большой дом и просторный двор, где у Рекса стояла конура и он мог вволю набегаться. Помню, я даже в школе писал сочинение "Моя собака". О Рексе хотелось рассказать всем.

- В Самаре вы оказались, когда стали взрослым?
- Да, после школы приехал поступать в политехнический институт. По образованию я - энергетик. Поначалу приходилось нелегко, возможностей особых не было, жил в общежитии. Но я учился, подрабатывал. Работал везде: на стройке, спасателем, тренером - серьезно занимался самбо.

- После института решили остаться в Самаре?
- Да, сначала распределился на ТЭЦ-2 в Новокуйбышевск. Работал начальником смены, затем меня перевели в "Куйбышев-энерго" диспетчером областной энергосистемы, которой управлял шесть лет. Работа была тяжелой, напряженной и ответственной. Но мне нравилось. Потом я пошел в объединение ремонтных заводов главным энергетиком, там стал замом генерального директора и главным инженером. А в конце 1980-х перешел на работу в городское управление бытового обслуживания, откуда меня направили директором "КуйбышевГорМебельБыт". Позже это объединение мы взяли в аренду и выкупили. Сегодня оно называется "Самарамебель". Помимо этого в начале 1990-х у меня было несколько направлений бизнеса - мебелью торговали, строительными материалами, вазовскими машинами. Были времена, когда мы продавали по сто машин в день. На родине в Кинель-Черкассах была выкуплена "Агрохимия", на базе которой сегодня создано фермерское хозяйство. …Много чем занимался, а теперь могу позволить себе немного отдохнуть.

- В чем же ваш секрет? Такая насыщенная и успешная биография…
- Не могу сказать, что я - амбициозный и тщеславный человек, скорее - целеустремленный. Ставлю перед собой цели и пытаюсь их достичь. И уж если взялся за дело, то должен сделать все, чтобы оно стало лучшим. По знаку зодиака я овен, значит - настырный. По второму знаку - крыса, значит - хитрый и мудрый. Сочетание, по-видимому, довольно удачное (смеется). Очень высокую планку я поставил себе и в создании питомника. Теперь пытаюсь ее поддерживать.

- Получается?
- Да. В России очень много питомников, но таких, как у меня, - единицы. В "Samara Land" приезжал президент Российской федерации служебного собаководства и сказал, что питомника такого уровня у нас нет. Причем он имел в виду не только питомники немецких овчарок, но всех пород в целом. Может быть, он немного польстил, но ему действительно известно большинство питомников в России. Сегодня у нас есть все для овчарок - от просторных вольеров и ветеринарного блока до бассейна и зимнего крытого стадиона. Бассейн - одно из их любимых мест. А Карую, вот ее как раз тренируют, вообще было сложно вытащить из воды. Оказалось, она умеет нырять одним ей известным способом - как утка. Кидаешь мячик, она ныряет в воду головой, а на поверхности виден только хвост. За это мы ее прозвали Карась. Сегодня "Samara Land" почти десять лет. К тому же уже несколько лет я являюсь вице-президентом Российского союза немецкой овчарки и президентом Поволжского региона РСНВО.

"Первая собака стала сюрпризом"
- Когда у вас появилась первая "настоящая" овчарка?
- В начале 1990-х. Это произошло довольно неожиданно. Мы отмечали день рождения моего друга, у нас был очень веселый мальчишник. А у именинника в то время как раз жили два щенка - английский сеттер и афганская борзая. После Рекса я всегда мечтал о своей собаке. А когда увидел щенка борзой, попросил друга подарить его. Правда, при условии, что щенка примет моя жена и сыновья. Тогда мы еще жили в обычной квартире в многоэтажном доме, и собака, конечно, заняла бы у нас немало места.

- Предварительно "усыновление" щенка вы с семьей обсуждали?
- Нет, решил сделать им сюрприз (смеется). Да и для меня самого это произошло довольно стихийно. Но, к сожалению, ту собаку пришлось вернуть. Жена сказала: "Сейчас это красивый щенок. А вырастет - что из него будет?" Афганская борзая - действительно несколько своеобразная собака. Но в итоге на семейном совете мы приняли решение - если заводить, то немецкую овчарку. После этого другой мой товарищ, Георгий Шпак, в то время начальник Приволжского военного округа, а ныне губернатор Рязанской области, подарил мне кутенка по кличке Дельф. Дельф был настоящей немецкой овчаркой, правда, российского разведения. Потом Шпак, уже будучи командующим ВДВ России, подарил мне и второго щенка немецкой овчарки,.

Георгий Шпак, губернатор Рязанской области:
- Лев Михайлович давно хотел овчарку, и когда он обратился ко мне за помощью, я нашел для него отличного щенка из Псковской школы. Теперь, спустя несколько лет, его питомник знает полмира, а пол-Германии и вовсе стоит перед ним на коленях (смеется). Лично у меня к собакам и кошкам отношение особое. Мне больше нравятся лошади. Но вот когда я был в Новороссийске и зашел в гости к местному прокурору, то увидел, что по дому у него бегает прекрасная немецкая овчарка. На вопрос, где он такую взял, хозяин с гордостью ответил: "Этого красавца я отыскал с большим трудом. В одном самарском питомнике, у Льва Александрова". Собаки, которыми занимается Александров, действительно уникальны.

- А создавать питомник вы когда решили?
- После того, как Дельфа выдворили с ринга. Когда ему исполнилось шесть месяцев, я случайно услышал, что на стадионе "Торпедо" проводится выставка немецких овчарок. О выставках и правилах их проведения я еще ничего не знал. Но решил, что Дельф должен участвовать. Ночью его выкупал, а утром, красивого и пушистого, повел на стадион. При входе мне дали какой-то номер, и мы с Дельфом вышли на ринг. О том, что собак нужно регистрировать заранее, чтобы их включили в каталог, я, конечно, не знал. И когда судья понял, что Дельф не зарегистрирован, выставил нас с ринга. Я обиделся и подумал: раз не хотите брать эту собаку, я все равно докажу, что мои собаки лучшие. И решил заняться разведением овчарок. Какое-то время я держал по две-три собаки у себя на даче. Потом оборудовал под питомник помещения неподалеку от Оврага Подпольщиков. Постепенно на этом месте и вырос "Samara Land". Официально питомник я зарегистрировал в 1999 году.

- Родные поддержали ваше желание организовать питомник?
- Тогда я поставил вопрос почти так: "Либо мы с овчарками остаемся, любо уходим" (смеется) .Сыновья Виталий и Владик, когда были маленькими, любили возиться с собаками. Теперь они выросли, и у каждого свои интересы. Младший учится в аэрокосмическом университете и как-то вызвался работать моим пресс-секретарем. Но я сказал, что и сам справлюсь, а ему предложил заниматься собаками. Пока он сильного энтузиазма не проявил. Когда старший Виталий был помладше, я тоже приводил его в питомник. Он хотел заниматься дрессировкой и начал довольно строго, на повышенных тонах общаться с нашей овчаркой Ганой. Она смотрела на него внимательно, потом подошла, взяла зубами за край его маечки и дернула слегка. Так Гана дала понять, как с ней обращаться не надо. Теперь Виталий работает моим замом в "Самарамебели" и о собаках больше не думает (смеется).

"Мои овчарки как Мерседес"
- Разводить овчарок дорогое удовольствие?
- Очень. На корм, поддержание их в нужной форме, поездки на выставки уходит много времени и средств. Но я могу себе это позволить и потому занимаюсь этим. В среднем один мой щенок стоит от 10 тысяч рублей. 1,5 тысячи евро - максимальная цена для щенка немецкой овчарки. Но иногда я могу отдать щенка и бесплатно, если вижу, что человек хороший и очень хочет иметь овчарку. Ко мне за щенками едут со всей России. В основном приезжают родители вместе с детьми. Хотя в последнее время стали обращаться и крупные компании, которым овчарки нужны для охраны. Содержать такую собаку довольно недешево. Но это все равно как выбирать между машинами подешевле и Мерседесом.

- Овчарка - это Мерседес?
- Если говорить непосредственно о моих овчарках, то - да, они такого уровня. Почти десять лет я шел по накоплению элитных кровей. Я специально вожу собак на вязку в Германию. Мои питомцы - это собаки от лучших производителей мира, чемпионов мира, отборников. Со временем мои питомцы становились все лучше и благороднее. А сейчас эти крови я объединяю и получаю щенков уже более высокого уровня.

- Как вы подбираете персонал для своих аристократичных питомцев?
- Прежде всего, по принципу любви к животным. Есть совсем юные. Одна девочка заканчивает школу. Другая - окончила биологический факультет в университете и продолжает работать у нас. Для дрессировки я приглашаю к себе лучших в городе специалистов.

- Увольнять людей приходилось?
- Бывало, конечно. Я никогда не прощу человеку жестокость по отношению к собаке. Я вообще не могу понять, как можно поднять руку на овчарку. Нельзя такое животное бить. Она почти как человек, разве что говорить не умеет. К тому же мои овчарки совсем не агрессивны и очень легко управляемы. В Германии у меня был случай, когда я повез свою Волгу, дочь вице-чемпиона мира и основную производительницу питомника, на вязку. Сидел в аэропорту, разговаривал по телефону и ненадолго упустил Волгу из вида. Вдруг слышу, кто-то испугано вскрикнул. Поднимаю глаза - женщина пытается оттащить своего огромного дога, но Волга уже кинулась на него. Чем-то немецкий дог ей не угодил. Но было достаточно сказать ей: "Волга, ко мне!", как она тут же развернулась в воздухе и оказалась у моих ног. С этими собаками даже голос повышать не требуется. А тот дог и его хозяйка еще долго отходили от испуга. Думаю, если бы что-то случилось, из Германии я бы не уехал. Законы в этой стране в плане собак очень строгие.

- А как вы относитесь к модным ныне породам небольших декоративных собачек?
- Очень спокойно. Наверное, такие собаки подходят для тех, у кого нет большого дома. Но я себя с такой собачкой не вижу. Думаю, овчарки - все-таки самая популярная порода, при этом не только в России, но и в мире. Они самые раскупаемые и самые многочисленные. Породе более ста лет. Их заводят как для дома, так и для службы на границе, в МВД. Вот прислушайтесь, сейчас с улицы не доносится никакого гавканья, потому что просто так эти собаки не брешут. Немецкие овчарки очень умные, у них своя стать, свой характер. В последнее время мы дозрели до выступления на серьезных выставках. Только в прошлом году наш питомник шесть раз занимал первые места на специализированных выставках в России и за рубежом. У нас уже есть чемпионы России, Украины, Белоруссии. Но самой запомнившейся была победа на престижном кубке Роял Конин в Москве. Одна из наших девочек даже плакала от счастья. Это действительно была наша гордость.

- А как вы путешествуете со своими питомцами?
- У нас есть джип, к которому мы цепляем прицеп, такой дом на колесах, загружаем в него собак и едем.

- Их не укачивает?
- Нет, они прекрасно переносят дорогу. На машине они уже путешествовали в Москву, Белоруссию, на Украину. На Украину мы ехали больше суток, но ничего, они справились. Везти собак на поезде гораздо неудобнее. По новому закону их нужно перевозить в тамбуре. А это не совсем нормально, на мой взгляд. Раньше я всегда ездил с овчарками, но теперь, как правило, отправляю их на машине, а сам лечу самолетом. Если нужно лететь на выставку за границу, то сдаю их в багаж. В салон таких больших собак брать нельзя. А в 2004 году кубок России мы организовали в Самаре. Я приглашал немецких судей Штиглера и Дукса из всемирной ассоциации судей. В прошлом году в Самаре я организовал уже главную выставку немецких овчарок. Мне удалось пригласить судей, которые работали на чемпионате мира. Выставка получилась практически международной. Участвовало около 500 собак.

- Где вы размещали собак и их хозяев?
- О, пришлось провести большую работу. Мы сняли номера в двух гостиницах, двух профилакториях, арендовали две турбазы. Все собаки жили в номерах со своими хозяевами.

- Сотрудников гостиниц не смутил массовый наезд овчарок?
- Конечно, их пришлось поуговаривать. В Европе очень спокойно относятся к тому, что в номере будет жить собака. У нас же это пока кажется диким. Нам пришлось составить договор, в соответствии с которым мы несли полную материальную ответственность за возможные поломки. Но ничего не произошло. Я же говорю, что овчарки послушны (смеется). Также для выставки мы арендовали стадион "Динамо". Там собралось около двух тысяч человек.

"Всех сорок люблю одинаково"
- Как часто теперь вы бываете в своем питомнике?
- Я поставил все дело так, что питомник хорошо работает и без меня. Но все равно я приезжаю туда практически каждый день, как только появляется время.

- Контролируете?
- Да какой это контроль… Я болею за них. И потом, когда прихожу в питомник и общаюсь с собаками, я по-настоящему отдыхаю. Каким бы тяжелым ни был день, погладил собаку, и сразу стало легче. Мне очень помогает это общение.

- А что именно оно дает?
- Раньше я этого не знал, просто хотел заниматься собаками. Но со временем понял - чем больше знаешь людей, тем больше любишь собак.

- Грустно звучит.
- Да, но это так. У людей зачастую бывают корыстные интересы. В собаках я меньше разочаровываюсь. Они более преданные, готовы отдать себя полностью, они любит безвозмездно и безмерно.

- Любимцы среди питомцев у вас есть?
- Нет. Сейчас у меня больше сорока собак, и всех их я люблю одинаково.

- И все сорок выделяют вас как хозяина?
- Да, они прекрасно понимают, кто есть кто. Конечно, овчарки не выделяют лидера и не ориентируются только на него, как, к примеру, бойцовский ротвейлер. Они стараются любить всех, но при этом все понимают. Они осознают, что люди, которые их кормят, это не хозяева. И даже отношения между людьми они улавливают. Понимают, кто выше по статусу, к примеру. А когда я приезжаю в питомник, погладить кого-то одного не могу. Так нельзя. Лучше не подходить вовсе или гладить сразу всех. В противном случае они будут ревновать и очень болезненно переживать такое неравенство.

- У себя дома вы держите собак?
- Да, у меня постоянно живут две собаки. Они меняются, я их беру из питомника на время, чтобы они почувствовали себя как дома. Питомник - это же все равно как детдом. А когда привозишь их домой, они меняются даже психологически и быстро подлаживаются под человека, под его ритм жизни.

- Как жена относится к тому, что в доме постоянно живут овчарки?
- Она это терпит (смеется). И потом, я же держу их во дворе. У меня дом и большой участок земли, а во дворе им очень просторно. Держать овчарок в доме жена мне не позволила бы (смеется). Наверное, если бы она отнеслась к этому иначе, у меня и питомника бы не было. Я бы ограничился одной-двумя собаками и все. А раз уж начал этим заниматься, пришлось поднимать дело на соответствующий уровень.

- Каким будет следующий уровень, на который вы поднимете свой питомник?
- Сейчас я как раз над этим думаю. Недавно у нас умерла сука Волга. Я был поражен. Мы уезжали в Москву на международную выставку "Евразия", очень удачно там выступили, а когда вернулись, узнали, что ее не стало. У Волги случился завороток желудка, и ее не успели спасти.

- Как вы это пережили?
- Очень тяжело. Хотел все бросить, оставить себе несколько собак и больше не ездить ни на какие выставки. Но в последнее время девчонки снова начали работать, усиленно готовить овчарок к выставкам и меня достали: "Ну как вы можете! Столько вложено. Все это нельзя бросать!" Но я все еще думаю. Преемника надо… Признаюсь, у меня накопилась некоторая усталость. Это почти как 40 родных детей, и за каждого огромная ответственность.

- С питомником или без, в вашем доме будут жить овчарки?
- Конечно. Пока буду я, будут и овчарки.

 

"НАВИГАТОР" №15 (639) 23 апреля 2007

 

sle
sle

 

sle

vybor

old